Ирония и беспомощность
Русская песательница
lyuka
У меня есть традиция: каждый год в конце декабря я пытаюсь написать текст про «Иронию судьбы». Один раз даже написала, но он показался мне таким откровенным и одновременно неточным, что я его стерла.
Традиции лет восемь, она зародилась после того как по ЖЖ прокатилась волна более или менее психоаналитических постов про инфантильность Лукашин. Меня они очень задевали, я фыркала и плевалась, читая, что Женя вступил с матерью-тираном в инцестуозный союз, или, в формулировках попроще, что жалкий он маменькин сынок и лузер, в тридцать пять лет живет на шее у родительницы. Каким местом эти доморощенные критики вообще кино смотрят? Ничего, что Лукашины только что переехали в новую двухкомнатную квартиру? Фига себе лузер! И персонаж милой Добржанской, кстати, устроен сложнее, чем эталонная психоаналитическая мать-тиран — она же удивляется все время, как это у нее такой мямля вырос, и пытается не влезать уже наконец в его жизнь, и все равно после каждой глупости не выдерживает и вмешивается.
В общем, мне было понятно, что в драматургии и актерской игре эти люди не разбираются. Кино, про каждую сцену которого я могла написать эссе, которое я хранила в самом главном отделе своей внутренней библиотеки, которое в двадцать лет было для меня почти самым главным фильмом, они варварски рубили на куски, приляпывали какие-то нелепые ярлыки и отправляли эту расчлененку на помойку. «Ирония судьбы», кстати, делила у меня пьедестал почета с «Кабаре» и «Гибелью богов» (прелестная комбинация, ага).
Жизнь шла куда-то и как-то, что-то со мной происходило и я много об этом чем-то думала. В общем, чего скромничать — я сегодня гораздо умнее, чем была пятнадцать лет назад. В общем, в один прекрасный новый год меня тоже начало трясти от «Иронии». И я, наконец, догадалась, что так сильно любила ее не столько из-за художественных достоинств (они у фильма есть, но отнюдь не исключительные), сколько потому, что это кино про меня.
Надя — это я. И Лукашин — это я; даже в большей степени, чем Надя. Просто о мужских персонажей рефлексировать удобнее, привычнее: мировая литература и кинематограф предлагает мало женских образов, с которыми себя можно ассоциировать, вот и нету навыка (хотя, может, я просто мало читала современной прозы).
Есть такое понятие, как выученная беспомощность. Крыса, которую мордовали экспериментаторы, потом никогда не сможет поверить, что можно достичь успеха в добывании корма и будет решать задачи гораздо хуже, чем та, которую никогда не мордовали. Человек, которого с детства приучили, что его будущее предопределено, что он будет получать столько-то, в отпуск ездить туда-то, и других вариантов нет, потом, на свободе, будет с трудом принимать серьезные решения. Скорее, он просто будет работать, где придется, жить, как придется, плыть по течению, встречать новый год с нелюбимым человеком и ждать, когда неведомый сценарист соединит несоединимое, увяжет неувязываемое и пришлет прямо к порогу новогодний подарок — случайную пьяную родственную душу.
Это болезнь застоя; я родилась в семьдесят девятом году. Конечно, многие мои одногодки ни от какой выученной беспомощности не страдают, тут и в воспитании, и во врожденных свойствах характера дело, но все равно я знаю об этом больше, чем те, кто появился на свет на пять лет позже.
Это кино про меня. Поэтому когда-то оно завораживало, а потом начало угнетать. Ну да, я перестала верить в неведомого сценариста, это было горько, но постепенно я научилась как-то жить сама.
Тут я все прошлые годы ставила мысленно в этом тексте вполне себе хэппи-ендную точку.
Но нынче в народе махровым цветом расцвела любовь к стабильности, и история с выученной беспомощностью обрела для меня новые смыслы.
Я обнаружила удивительную штуку: многие молодые, лихие, предприимчивые, явно выращенные в свежей, хотя и несколько суровой атмосфере девяностых, считают себя прямыми преемниками советских людей. Достойными продолжателями великих традиций. И противопоставляют себя в этом нытикам-либералам, которые ничего сами сделать не могут и не хотят, а только пытаются продать родину ГосДепу и многословно клевещут на родину.
А дело-то в чем? Все в той же выученной беспомощности. Она отвращает, и это правильно, но часто тот, кто от нее страдает, прекрасно знает, где в нее можно вляпаться. И пытается народ предупредить, но никто его не слушает. Потому что ну кто ж станет слушать лентяя и болтуна, который вместо того, чтобы работать, пишет дурацкие тексты.
Вот как я, например. Стану-ка отчет писать.

О том, как трудно быть свекровью шизоида
Русская песательница
lyuka
У меня есть свекровь, очень хорошая женщина. Ну, то есть не то чтобы прям идеальная. Как известно, идеальных людей нет, но самое главное в ней прекрасно. Она любит своего сына и очень довольна, что Костя на мне женился. Она хорошо ко мне относится и любовно и самоотверженно помогает растить Пашу. Я, честно говоря, в этом смысле человек патриархальных взглядов и считаю, что лишние руки при уходе за ребенком никогда не помешают.
Есть у нас и сложности — в основном, мировоззренческого характера. Мы с ней из разных социальных групп, причем обе ортодоксально своей среде преданы. Поэтому то, что для нее красиво, кажется мне уродливым, а то, что я считаю правильным и нравственным, неприемлимо и безнравственно для нее. И наоборот.
В общем, у нас маленькая площадь пересечения смыслов и радостей жизни, но мы ничего, стараемся с этого пятачка не уползать, танцуем на нем менуэты. В общем, приспособились, несмотря на тяжелую геополитическую обстановку.
Но есть еще одна проблема: уборка.
Тут придется сделать небольшое отступление. Есть в психологии (не знаю, насколько научная) теория семи радикалов характера. Так вот во мне силен шизоидный радикал.
Был у меня когда-то весьма чудаковатый знакомый, некто И.А., партнер моей подруги. Не принятое в наших краях слово «партнер» я использую, чтобы попытаться передать общую сюрреалистичность их отношений.
Давно это было, еще до того, как мне пришлось увлечься психологией. Так вот он мне на пьянках постоянно говорил: «Рыкова, ты типичный шизоид. Я сам шизоид, я точно знаю. Мы такие очень творческие, неординарные личности. Внешне неопрятные...» Вот в этом месте я просила его заткнуться. Мы с ним работали тогда вместе, в одной группе айтишников — там было пять прекрасных парней и одна одинокая я. Я была влюблена в двух из них — в женатого начальника, прелестнейшего из ботаников, и еще в одного неправдоподобно прекрасного и кокетливого, хотя и слегка косноязычного юношу. Я тратила всю свою зарплату на новые шмотки, я каждый день красилась, я обедала кефиром, чтобы не искажать пропорции.
А подлый И.А. ко мне лез со своим братством неопрятных шизоидов.
Но много позже я поняла, что он все-таки был прав.
И на работу я, кстати, больше не крашусь. Я же туда работать иду.
В общем, шизоиды действительно, гм, творческие личности, и в основе их творческого подхода лежит общая амбивалентность сознания. Каждая вещь, каждая идея воспринимается со многих сторон — и так, и эдак, а еще вон так и вот так. Это здорово тормозит, кстати, нормальное функционирование. Допустим, я рисую сайт для бухгалтеров. Какой-нибудь, например, параноид быстро решил бы на моем месте: «Ага, сайт для бухгалтеров, они не продвигутые, поэтому сделаем сайт постаромоднее, скевоморфичненький» и спокойно бы зафигачил нормальный хреновый сайт. А я мучаюсь: «А если я недооцениваю бухгалтеров? А если им будет удобнее так? А если так?», окончательно зависаю и рисую, в конце концов, такой плохой сайт, что слово «хреново» для него практически комплимент.
Кроме того, у шизоидов действительно большие проблемы с аккуратностью. Как меня мама все детство мое вопрошала: «Ну неужели трудно снять вещь и положить ее аккуратно?». Черт, но шизоиду действительно трудно. Вот пришла я домой, снимаю джинсы, и в этот же самый момент вижу свои скучные шторы, и вспоминаю, что хотела связать для них буквы, чтобы подвесить на веревочках веселенькую надпись: «С добрым утром!» Мне вдруг приходит в голову мысль, что для этого можно распустить тот розовый старый джемпер, и я бегу смотреть, что с ним. Оказывается, к сожалению, что его пожрала моль. А спустя два часа я, к стыду своему, обращаю внимание, что джинсы так и валяются на полу там, где я раздевалась.
Шизоиду действительно трудно сразу положить вещь на место. Устроить потом генеральную уборку гораздо легче. И это не лечится.
В общем, это долгое отступление о шизоидах призавано оправдать мою неаккуратность. Да, я неаккуратный человек, как бы ни старалась. А свекровь моя — очень аккуратный. И между прочим, это составляет проблему не столько для нее, сколько для меня.
Например, она сидела у нас дома с больным Пашкей и, пока он спал, убиралась у меня на кухне, чтобы не было скучно. Я восприняла это как намек (хотя это не был намек) и попыталась в следующий раз соответствовать ее высоким стандартам, не дотянула и, как водится, озверела.
Со мной однажды случилась истерика, когда я просто попыталась сложить простыню так же аккуратно, как она. Я пять минут билась, у меня ничего похожего не получилось.
И я же не физик-теоретик, у меня руки откуда надо растут. Я могу починить сливной бачок, я ровнейшим образом вышиваю крестиком (ну, то есть, вышивала немножко, но он правда была идеальный), я вяжу сложные игрушки крючком. Но сложить простынь так ровно, как моя свекровь, у меня не получается.
Но сегодня кое-что случилось.
Она забирала Пашку из детского сада, чтобы я могла подольше поработать. Спасибо ей. Тем более, что Пабло в последнее время ведет себя безобразно, дерется и упрямится.
Но знаете, что я нашла под компьютерным столом после ее ухода? Шкурки от семечек. А это, знаете, что значит? Что они с Пашкей ели семечки и не убрали за собой. И что она тоже не идеальна. Бе-бе-бе.
Подозреваю, что этот секрет сделает наши отношения теплее.

Про мальчиков
Русская песательница
lyuka
Я всегда хотела мальчика. Думала: ну их к бесу, этих девочек, у них одни пони и принцессы на уме.
Сейчас мне иногда кажется, что я все-таки погорячилась.
Все-таки одно дело — дружить с мальчиком, а совсем другое — быть мамой мальчика. Потому вся эта их мужская хрень теперь в моей жизни 24 часа.
Паше никто не покупал ни ружей, ни пистолетов, но он научился стрелять из палок. Из детского сада мы идем часа полтора, потому что каждую машину, мимо которой мы проходим, Паша изучает на предмет вмятин и прочих поломок. И еще — все ли логотипы на месте: спереди, сзади и еще на колесах иногда бывают. Он чаще плачет от злости, чем от боли или обиды.
А сейчас он смотрит (и меня заставляет) смотреть мультфильм про фронтальные погрузчики. 2 года 2 месяца. Мультфильм про фронтальные погрузчики.
Все-таки к этому трудно привыкнуть.

К черту отчеты
Русская песательница
lyuka
Потом продолжу отчитываться, тем более что это все исключительно самой себе на память.
Сил нету.
Вот не нравятся мне в последнее время сюжетные задумки Главного Сценариста.
...случилось так, что на даче к нам в дом пришла жить кошечка. Дрыхла на диване, деликатно питалась вареной колбасой и вообще намекала, что была бы не прочь просуществовать в обнимку со мной остаток жизни. Я повелась, как говорится.
И вот теперь она у нас дома в городе, ест столько, что мне страшно становится, как бы не лопнула, и заметно округлилась. Хорошо, если это от обжорства. А если это беременность, ттьфутьфутьфу?
А у мальчика Паши на нее, похоже, аллергия. Ну и к тому же он ее постоянно оскорбляет действием и пытался выковырять глаз. Хотя это мелочи, даже по мнению кошки. Но вот это иезуитски неразрешимое сочетание — кошачья беременность и Пашина аллергия — неужели оно осуществится? Не люблю жить в черных комедиях. Я лирические люблю.
А так кошка молодец, сообразила, куда в туалет надо ходить и на коленях мурчит.

Интенсив «Интерактивный дизайн: UX & UI Design». День пятый
Русская песательница
lyuka
Итак, на пятый день:

  • Олег Зильберг из RedKeds рассказал об управлении проектами,

  • Ярослав Шуваев пришел на замену заболевшему Артему Геллеру и прочел лекцию о цифровом маркетинге,

  • и в конце дня перетряхнул сознание всей аудитории Михаил Жашков.

День пятыйСвернуть )

А до этого были:
день первый,
день второй,
день третий,
и день четвертый.

Интенсив «Интерактивный дизайн: UX & UI Design». День четвертый
Русская песательница
lyuka
День четвертый принес массу интересностей:

  • лекция и мастер-класс  Ярослава Перевалова «Axure RP: плюсы, минусы, тонкости и хитрости»,

  • воркшоп по сторителингу от Никиты Обухова,

  • а также беседа с Александром Гладких, создателем нового дизайна Ленты.ру.

День четвертыйСвернуть )

А до этого были:
день первый,
день второй
и день третий.

Интенсив «Интерактивный дизайн: UX & UI Design». День третий
Русская песательница
lyuka

Третий день был посвящен:


  • большому воркшопу  Галины Яновской и специалиста «Альфа-Лаборатории» Владимира Мельникова опять-таки по продуктовому дизайну

  • и лекции о том, как обстоят дела с дизайном в Британии от Екатерины Соломеиной.

День третий, вдохновляющийСвернуть )

А до этого были:
день первый
и день второй.


Интенсив «Интерактивный дизайн: UX & UI Design». День второй
Русская песательница
lyuka
Итак, во второй день имели место:

  • лекции и воркшопы руководителя команды проектирования и дизайна интерфейсов mail.ru Юрия Ветрова и его коллеги Павла Скрипкина,

  • а также лекция Кирилла Петровского по оценке результативности продукта и инструментам аналитики.

День второй, суетливыйСвернуть )

А до этого был
день первый

Интенсив «Интерактивный дизайн: UX & UI Design». День первый
Русская песательница
lyuka

Итак, мне-таки удалось съездить на интенсив в Британку, то бишь в Британскую Высшую Школу Дизайна. Честно говоря, я до сих пор не очень в это верю.  (И не прошло и месяца, как нашлось время об этом написать)

О Британке я подумывала уже лет восемь как. С течением времени менялись направления, в которых я хотела развиваться, и, соответственно, интенсивы, о которых  мечтала. Но всегда я была уверена, что все равно ничего не выйдет.  Денег не будет свободных, времени не найдется, жить будет негде и вообще соображалки не хватит.

Но стоило перестать бояться и начать думать об образовании, наконец, не по-детски, как сразу всё сложилось (Таня, спасибо!). Разве что насчет соображалки я до сих пор в некоторых сомнениях.  Дело в том, что я выбрала интенсив по теме, которой вообще не занималась: пользовательские интерфейсы.

Точнее, так: я занималась интерфейсами только в той степени, в какой ими вынужден заниматься любой веб-дизайнер. Но в общем интерфейсная и архитектурная часть сайтов мне всегда удавалась гораздо лучше имиджевой. Поэтому я решила пойти именно на интенсив по UX и UI, то есть  User Experience & User Interface. Мне показалось, что там я узнаю об информационной архитектуре и вообще процессе проектирования цифровых продуктов, в том числе сайтов, гораздо больше, чем на веб-интенсиве. Не знаю, права ли я была. Но мне было интересно. Это во-первых. И во-вторых, действительно, сложно. Прежде всего потому, что работать в основном пришлось с мобильными приложениями, о разработке которых я не знала вообще ничего.

Итак, как же все это было и что же из всего этого получилось?

День первый, полный энтузиазмаСвернуть )


Продолжение, ясное дело, следует.


Платиновые альбомы не горят
Русская песательница
lyuka
Случайно услышала новость о том, что покончил с собой режиссер Малик Бенджеллуль, получивший в 2013 году Оскара за лучший документальный фильм. Я сейчас документальным кино интересуюсь, как-то вижу в нем больше смысла, чем в художественном. Да и чем в жизни, откровенно говоря.
Вот и решила узнать, за что же такого «Оскара» дают.
Оказывается — за хорошее кино, за потрясающую историю и за героя. Ну, в смысле character. Хотя бог его знает, может, и hero можно тут сказать.
Цитирую Википедию, статью «В поисках Сахарного Человека»: «Сиксто Родригес — американский музыкант и автор песен остросоциального характера. В начале 1970-х годов он выпустил пару альбомов, однако они не пользовались популярностью, поэтому он перестал записываться и исчез из виду. Тем временем песни Родригеса приобрели широкую известность в ЮАР в среде молодежи, настроенной против режима апартеида. Поскольку проникновение информации извне в то время было затруднено, личность Родригеса была совершенно загадочной для его южноафриканских поклонников. Ходили слухи о его смерти, что он то ли застрелился, то ли сжёг себя прямо на сцене. В 1990-е годы, после падения режима апартеида, два поклонника Родригеса Стивен Сегерман и Крэйг Бартоломью Страйдом решают начать расследование и выяснить, что же это был за человек и что с ним случилось на самом деле...»
В общем, фильм о том, что рукописи-таки не горят. То есть все мы знаем, что горят, конечно; но вот узнаешь такую историю, и начинаешь думать: а вдруг все-таки есть справедливость в этом мире? И смысл?
Правда, грустно, что режиссер такого духоподъемного кино не победил-таки депрессию и ушел, но в этом тоже есть какой-то смысл. По крайней мере, даже если тех крупиц смысла и справедливости, которые есть в истории Родригеса, самому Бенджеллулю и не хватило для того, чтобы смириться с жизнью, но для нас он нашел в ней нечто прекрасное и соразмерное. Уж он-то понимал, что прекрасные и соразмерные истории редко происходят в этом мире, и каждая из них чрезвычайно ценна.
Очень рекомендую.
Вольно цитируя фильм: «Такой город, как Детройт, нуждается в хороших историях».

?

Log in